Сегодня:   Пятница, 22 сентября 2017     |    Курс доллара составляет: 61.50 руб.   динамика    |    Курс евро составляет: 70.50 руб.   динамика

Универсальная многофункциональная площадка для презентаций ПРЕСНЯ-LOFT № 1-500 кв .м.
открыто 4745

PRO AC-DC LED LIGHT .Производство полного спектра профессиональных LED приборов.
открыто 770
журнал In-Out
inoutmag.ru
информационный
портал журнала

Акустический комплект COOL-AUDIO two-way passive line array CA- LA210Q
открыто 2887

SENZAR CX-5500-5500w RMS. Новый, компактный, мощный и качественный акустический комплект
открыто 1030
ГЛАВНАЯО НАССТАТЬИОБЗОР ОБОРУДОВАНИЯРАСПРОДАЖАСПИСОК КОМПАНИЙИНТЕРНЕТ МАГАЗИН   
ПРОКАТ ОБОРУДОВАНИЯУЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯОБУЧЕНИЕВИДЕОТЕКААУДИОПРЕДСТАВИТЕЛИПОДПИСКАКОНТАКТЫ   

Парк Горького. Интервью Алексея Белова

расчетные курсы
валют на сегодня 
$:
€:
61.50 руб.
70.50 руб.
 
   
Главная Статьи Парк Горького. Интервью Алексея Белова

In/Out №66
ОБОРУДОВАНИЕ ДЛЯ ШОУ БИЗНЕСА


 ЗНАМЕНИТОСТИ 
Томми Эмануэль

В конце осени 2008 года Москву посетил австралийский гитарист-виртуоз Томми Эмануэль. Томми Эммануэль – живая легенда Австралии, родился 31 мая 195...
Читать

Владимир Кузьмин-рок- гитарист, певец, композитор, автор песен, аранжировщик, инструменталист, продюсер.

Владимире Кузьмине написано немало. Уже более четверти века этот музыкант находится в поле постоянного внимания прессы. О музыке, о творчестве, о ду...
Читать

Парк Горького. Интервью Алексея Белова

Алексея Белова не нужно долго представлять читателям IN/OUT. Он хорошо известен всем, кто связан с шоу-бизнесом, как несомненный и бессменный лидер группы «Gorky Park» или, как говорят в народе, «Парк Горького».
Читать

Григорий Лепс

Григорий Лепс о своем сольном концерте в «Олимпийском», сложностях, неудачах и достижениях на пути к этому событию — в эксклюзивном интервью журналу «In/Out — техника в шоу-бизнесе»
Читать

Евгений Хавтан и ГРУППА БРАВО

Евгений Хавтан и ГРУППА БРАВО 2008-10-06 / открыто 7676 Евгений Хавтан и ГРУППА БРАВО Евгений Хавтан:«Быстрый успех — успех кратковременный» Ж...
Читать

Дмитрий Четвергов

Дмитрий Четвергов — один из самых известных гитаристов России. Вот уже на протяжении десятка лет он является, наверное, самым востребованным концертирующим и студийным музыкантом.
Читать

Константин Никольский

Его легко назвать рок-звездой, легендой, голосом поколения... И так далее. На самом деле он в первую очередь — музыкант, и поэтому альбом лучших песен Константина Никольского, вышедший на студии “Союз”, озаглавлен именно так.
Читать

Леонид Агутин и его именная гитара Carmen

Серия «Профи» Это классическая испанская гитара с вырезом и звукоснимателем. Задняя дека и обечайка выполнены из палисандра, передняя дека ...
Читать


Дидюля выбирает Carmen

Именная гитара Валерия Дидюли сделана по всем канонам испанского гитарного искусства: верхняя дека — из массива кедра, обечайка и нижняя дека — из мно...
Читать

Carmen... ЕСЛИ ЛЮБИШЬ...

Роман Мирошниченко «Повидав на своем веку немало инструментов у меня, конечно же, сложились определенные требования. Впервые взяв в руки мо...
Читать


Игорь Сандлер

Творчество Сандлера интернационально настолько, что тексты неанглоязычных песен даже не требуют перевода на английский язык — столь выразительными получились зрительные образы и музыка шоу
Читать

«Машина времени»

В октябре 2006 года группа «Машина времени» закончила запись альбома «Time Machine». Большая часть работы была проделана в «Abbey Road», той самой лондонской студии, где были записаны все альбомы The Beatles.
Читать

Юрий Антонов

Юрий Антонов — это уникальный человек, композитор, музыкант, артист. Его песни знает и любит вся наша страна вот уже на протяжении сорока лет. О его творчестве говорили и продолжают говорить.
Читать

Валерий Сюткин

На нашей эстраде есть люди, которые пишут хорошие, поистине народные песни, которые живут многие десятилетия. Они блестящие артисты и профессионалы на сцене. Все это в полной мере относится к певцу, композитору, поэту и просто очень хорошему человеку — Валерию Сюткину.
Читать

Владимир Матецкий


Как найти свою аудиторию? Как добиться успеха и признания? Как продвигать собственную музыку, если в кармане не завалялось лишнего миллиона? Эти вопросы мы задали вице-президенту Авторского Совета РАО, композитору, продюсеру, радиоведущему Владимиру Матецкому.
Читать

Александр Барыкин


Его песни звучали буквально из каждого окна, а его популярность можно было бы сравнить... даже не знаю с чем, потому что понятие «популярность» сегодня стало совсем другим.
Читать

Владимир Пресняков старший-"ПЕТРОВИЧ"

Владимира Петровича Преснякова, я думаю, представлять никому не нужно. Этот человек хорошо известен любителям музыки как музыкант и автор многих популярных песен.
Читать

Темур Квителашвили

Темур начал учиться игре на гитаре самостоятельно в возрасте одиннадцати лет. С детства тяготевшийк музыке подросток первые уроки получил от родного брата, показавшего ему “пять блатных аккордов”.
Читать

Анатолий Алешин. Возвращение

Встречайте, знакомьтесь (кто не знаком) — перед нами Анатолий Алешин, герой отечественного рока начала восьмидесятых. Сегодня этот прославленный музыкант вернулся на отечественную рок-сцену в роли лидера совершенно нового проекта под названием «Алешин».
Читать

Автограф

Юбилейные концерты, посвященные 25-летию группы «Автограф», безусловно, стали одним из самых ярких проектов текущего года. Такого размаха наша шоу-индустрия, пожалуй, еще не видела.
Читать

Scott Henderson в МОСКВЕ

Скотт Хендерсон рос во времена пика эры блюз-рока. Технику игры на гитаре Хендерсон изучал под влиянием Джими Хендрикса, Джефа Бека, Джимми Пейджа, Ричи Блэкмора и величайших блюзовых гитаристов Альберта Кинга и Бадди Гая.
Читать

Владимир Пругло

Владимир Пругло, один из самых известных людей нашей индустрии, отпраздновал в этом году свой шестидесятилетний юбилей. В день юбилея корреспондент In/Out встретился с виновником торжества, приехав по хорошо известному адресу: улица Саянская, дом 11/1.
Читать

Гитары FENDER RITCHIE BLACKMORE STRATOCASTER

Ричи Блэкмор Ritchie Blackmore Полное имя Ричард Хью Блэкмор Дата рождения 14 апреля 1945(1945-04-14) (65 лет) Место рождения Уэстон-сьюпер-Мэ...
Читать

Eric Johnson-Сын нации, Настоящий Талант

Сын нации, Настоящий Талант Eric Johnson родился 17 августа 1954 года в Saint David's Hospital города Austin. Будучи самым молодым из пяти детей -...
Читать

ГИТАРЫ FENDER ERIC JOHNSON SIGNATURE STRATOCASTER

FENDER ERIC JOHNSON SIGNATURE STRATOCASTER Эрик Джонсон (англ. Eric Johnson; 17 августа 1954, Остин, Техас, США) — американский гитарист. Наиболее ...
Читать

METALLICA - World Magnetic Tour 2009

«Металлика» не нуждается в представлениях — из играющих тяжелый металл эта группа на сцене, пожалуй, дольше всех — но мы все же позволим себе напомнит...
Читать

Алан Парсонс и Ганс-Мартин Буфф

В Берлине, в Институте SAE (Школе аудиоинжиниринга), легендарный звукоинженер и продюсер Алан Парсонс вместе с невероятно успешным микс-инженером Ганс...
Читать

JOE COCER в МОСКВЕ

Музыкальная карьера Джо Кокера началась в 1961 г. В возрасте 17 лет юный Кокер начал выступать с группой Вэнса Эрнолда «The Avengers» («Мстители») в клубах английского города Шеффилда.
Читать

ROBERT PLANT в МОСКВЕ

Сейчас ему уже 54. Бунтарь, романтик, бродяга из страны тяжелого блюза. Один из четверых, за чьими похождениями следила вся планета. Один из четверых, чья музыка для всего мира каждый раз была откровением.
Читать

К 30-летию «Арсенала»

В разные периоды творчества «Арсенала» музыканты коллектива переиграли самую разную музыку, от джаза до классики. Были периоды брейк-данса, когда музыканты на сцене играли роль «маленьких человечков», при этом исполняя сложнейшие партии… А что сейчас?
Читать

Точка на карте или custom shop промышленного масштаба

В английском языке можно услышать такую фразу «это событие поместило меня на карту». Но речь тут идет не о географии. Речь о карте индустрии. Быть точ...
Читать

Николай Арутюнов

Николай Арутюнов относится к высшей касте российских музыкантов. И дело здесь даже не в его удивительном голосе и музыкальных данных. Анализируя творческий путь Николая, кажется, что он всеми силами хочет заполнить ту пустоту российской музыкальной жизни, которая существует.
Читать

Дмитрий Дибров


Для большинства полуночников нашей страны его имя в первую очередь ассоциируется с телевидением. Вот уже более 10 лет он выходит в прямой эфир преимущественно ночью и просвещает тех, кто не спит, относительно передовых эстетических ценностей, новой музыки, кино и всего, что имеет отношение к творчеству.
Читать

Максим Покровский

«Ногу свело» относится к тем немногочисленным сегодня коллективам, которые почему-то не берет «зараза формата». А для нашего времени это уже феномен. Ну и, конечно же, сама личность лидера и идейного вдохновителя группы — это тоже явление не из рядовых.
Читать

Omar Hakim . Легендарный барабанщик Omar Hakim -всегда следит за развитием музыкальных технологий

Omar Hakim http:/ / www.youtube.com/ watch?v= 9HpDR8q348E Omar Hakim solo http:/ / www.youtube.com/ watch?v= pEUeVo8iB-w& feature= related Omar ...
Читать

«We Will Rock You»

Московская презентация мюзикла прошла 17 октября 2004 г., на ней присутствовали многие звезды нашего шоу-бизнеса и, конечно, Брайан Мэй с Роджером Тэйлором.
Читать

Эл Ди Меола и Леонид Агутин

Но приезд Эла Ди Меолы был особенный, так как он выступал в концерте Леонида Агутина и Анжелики Варум не только с сольным отделением, но и как аккомпаниатор наших эстрадных звезд.
Читать

Черное золото - Black Strat series DAVID GILMOR - PINK FLOYD

BLACK STRAT ДЭВИДА ГИЛМОРА ЧЕРНОЕ ЗОЛОТО Не все то золото, что блестит – гласит народная мудрость. Вот и именной David Gilmour Signature Series Strat...
Читать

Кен Хенсли

Антология песен Кена Хенсли стала первым иностранным проектом, доведенным до стадии реализации. Это событие без всяких скидок можно назвать историческим, поскольку никто до этого ничего подобного не делал.
Читать

Tom Jones

Том Джонс, по мнению его звуковой команды, — это ответ Господа на молитву звукоинженера. Его голос, поднимающийся от глубокого баритона до обширно готенора, считается одним из самых мощных голосов в мировом шоу-бизнесе и отточен за сорок лет “живого” исполнения.
Читать

Crossroadz 15 лет

Crossroadz 15 лет Для меня гитара, как женщина. Она начинает звучать только тогда, когда ей уделяешь внимание. Сергей Воронов Интервью с лидером гру...
Читать


 РЕКЛАМА 

Парк Горького. Интервью Алексея Белова


2008-10-07 / открыто 14505







"Парк Горького-Gorky Park "



"Парк Горького-Gorky Park "



"Парк Горького-Gorky Park "



"Парк Горького-Gorky Park "






"Парк Горького-Gorky Park "



"Парк Горького-Gorky Park "



"Парк Горького-Gorky Park "







Специальное интервью Алексея Белова для журнала IN/OUT Алексея Белова не нужно долго представлять читателям IN/OUT.

Алексей Белов хорошо известен всем, кто связан с шоу-бизнесом и слушает музыку, как лидер группы «Gorky Park» или «Парк Горького».

«Gorky Park» — была первой из отечественных рок-групп,которая добилась успеха как у себя в стране, так и на Западе: пока это единственная российская рок-группа, пробившаяся в высший эшелон американского и европейского шоу-бизнеса и попавшая во все хит-парады, а также на западное «MTV».

Ее диски разошлись во многих странах мира большими тиражами.

«Gorky Park» побывала в «Top-10» разных стран, что совершенно невероятно для рок-группы из России.

К сожалению, для нашей музыкальной прессы характерно недопонимание того, что на самом деле означает добиться успеха на западном рынке, особенно в такой стране, как Америка (как, впрочем, и в других странах, где трудно кого-либо чем-то удивить) Photo 3.

Естественно, что группа «Gorky Park» очень популярна у себя дома, хотя вероятно мало кто знает, что всю музыку, аранжировки, гитарные партии и в некоторых песнях даже вокал делает сам Алексей Белов (а для последнего альбома, который выйдет в этом году, он, кроме того, написал почти все тексты песен).

И, несомненно, этот саунд группы, легко узнаваемый с первых аккордов, на который никак не повлияла смена вокалистов, — это тоже его заслуга.

Фрэнк Заппа отметил как-то, что «Gorky Park» можно будет узнать и через много лет, благодаря его самобытности, звуковой концепции и манере исполнения.

Заслуга в этом, конечно, всех музыкантов группы, но в первую очередь именно Алексея Белова, который является генератором новых идей.

В музыкальной среде у Алексея репутация авторитетного и высоко профессионального музыканта.

Звучание его инструмента и стиль его игры всегда узнаваемы, а его песни несут в себе мощный и, что немаловажно, положительный музыкальный заряд.

Каждый альбом группы «Gorky Park» — как целая прожитая жизнь.

В прошлом году произошло некоторое обновление состава, а «приток свежей крови» обычно приносит плоды и сейчас группа находится на очередном «витке» творческой спирали.

Belov Photo 4.

Алексей Белов — очень интересный собеседник, особенно для наших читателей, так как с одной стороны, он прекрасный музыкант, композитор, с другой — опытный аранжировщик, а так же саунд-продюсер, знающий многие тонкости процесса звукозаписи.

Его опыт студийной работы вместе со многими исполнителями, звукорежиссерами, продюсерами мирового уровня, глубокое знание технических вопросов заслуживает пристального внимания всех серьезных музыкантов.

Belov Photo 5.

Вообще о «Gorky Park» и об Алексее можно написать целую книгу.

Скорее всего, когда-нибудь это кто-то сделает.

А пока предлагаем вашему вниманию интервью с лидером этой легендарной команды — Алексеем Беловым.

Алексей, когда ты начал заниматься музыкой?

Музыкой я начал заниматься с раннего детства.

Мне попадались фотографии, где я в возрасте двух-трех лет стою с балалайкой или барабаном в руках.

Видимо, с этого времени я уже приобщался к музыке.

Лет шесть я учился играть на гармошке, потом поступил учиться в музыкальную школу по классу скрипки, позже играл на баяне...

И так всю жизнь, сколько себя помню, занимаюсь музыкой.

Когда у тебя появился интерес к гитаре?
— Наверное, годам к двенадцати. В те годы многие ребята играли (в основном по подъездам) песни «Beatles», «Led Zeppelin» и других исполнителей.

И я тоже не был исключением.

Когда ты понял, что хочешь заниматься музыкой профессионально?

— Я думаю, когда мне было лет шестнадцать.

Тогда я учился в архитектурно-строительном техникуме и практически все свое свободное время занимался музыкой. В основном мы играли чужую музыку , но уже были и некоторые свои сочинения.

У нас была такая забавная группа: нас было трое, и мы пытались играть песни «Queen» — как ни странно, но у нас это даже неплохо получалось.

Старались играть все более и более сложные произведения.

Тогда я уже понял, что музыка — это то, чем я и буду в жизни заниматься.

Пожалуйста, расскажи о первой твоей группе «Москва».

— Я был совсем еще юным, когда начал играть с джаз-роковым коллективом «Слайды».

После этого была группа «Надеждa», где я отработал два года.

А в 80-м году я случайно попался на глаза Давиду Тухманову.

Кто-то порекомендовал ему меня послушать.

При встрече он попросил меня что-нибудь сыграть.

Гитара была при мне, ее воткнули прямо в пульт безо всяких эффектов, и я решил: для того, чтобы произвести впечатление, нужно играть очень быстро.

Звука не было никакого, гитара звучала, как консервная банка.

Тухманов — человек прогрессивный, его музыка (особенно по тем временам) была довольно-таки «продвинутая».

Короче, я стал играть насколько мог быстро.

Уже и не помню, какими нотами играл — 32-ми или даже 64-ми, чтобы заполнить пустоту звучания...

Тем не менее все это произвело на него какое-то впечатление, и он сказал: «Ну, хорошо, приезжай ко мне на дачу…» Надо сказать, что у него в то время уже была своя мини-студия.

На дачу я приехал со своим гитарным эффектом (самодельного изготовления), типа дисторшна или овердрайва.

И уже с этим эффектом я играл, наверное, более музыкально. Вот так все это и началось.

Я записывал гитарные партии для разных исполнителей, таких, как Яак Йоала, София Ротару и еще для многих других.

По прошествии некоторого времени Давид Федорович даже начал спрашивать моего совета по поводу аранжировок и некоторых «музыкальных моментов».

И я начал сам пытаться делать аранжировки.

Затем он предложил мне создать новый проект.

Я сказал ему, что у меня есть талантливые ребята — певец и музыканты.

Знакомство состоялось очень быстро.

Так вот и появилась рок-группа «Москва».

А что побудило тебя создать группу «Gorky Park»?

Мы пытались воссоздать «Москву», как проект, хотя это было трудно в те времена.

Не знаю, то ли советская власть мешала, то ли еще что-то, но было какое-то полное безразличие.

С одной стороны, народу наша музыка нравилась, но с другой — со стороны людей коммерческих интереса почему-то не было никакого.

И это несмотря на то, что группа «Москва» собирала дворцы спорта.

Невозможно было сделать, чтобы этот проект выжил, и я решил собрать новую группу, сначала из трех человек, затем к нам присоединился клавишник (который потом играл в группе «Автограф»), а чуть позже — еще один музыкант, это был Сергей Мазаев (вокалист группы «Моральный кодекс»).

Таким составом мы играли в ночных клубах довольно «продвинутую», «фирменную» музыку, которая по тем временам очень неплохо звучала.

Когда наступило время, названное «перестройкой», я пытался параллельно делать несколько проектов.

Вернее сказать, я их даже осуществил и записал.

Один проект сделал для Стаса Намина; в нем участвовало несколько вокалистов, и музыка получилась довольно современной.

К сожалению, этот материал никто так и не услышал, хотя он был полностью записан и сведен, я не знаю, почему он не вышел.

Как раз в это время в парке им.Горького появилась студия, которую построил Виталий Богданов — ныне президент компании «MS Max», — и Намин сделал там свой музыкальный центр.

В этой студии мы и начали экспериментировать, записывать разный материал.

Вначале в нашем составе был Александр Львов — наш барабанщик и я.

Затем к нам присоединился Николай Носков, он приезжал на студию и записывал вокал.

А потом, немного позже, к нам присоединился Александр «Маршал», он играл на бас-гитаре.

И последним был наш второй гитарист Ян Яненков.

Что побудило создать группу, трудно сказать.

Я думаю, прежде всего наличие материала, он как бы жил внутри меня.

Тогда было время, когда в воздухе витало очень много идей.

Мы захотели создать группу с уклоном в профессиональную и музыкальную сторону, которая играла бы на уровне западных рок-групп, как в отношении инструментализма, так и в отношении композиции.

В первую очередь нужна была своя музыка, ведь играть можно очень технично, но если музыки нет, то, как в свое время мне сказал один очень хороший музыкант, «прекратите играть упражнения».

Я надолго запомнил этот совет... Мы стали сочинять, искать, экспериментировать.

И нам удалось сделать такую демо-запись, которая пробудила большой интерес у тех, кто ее слышал, особенно у людей, которые приезжали из-за рубежа.

Они слушали практически все, что было в то время у нас в стране, никто не был обделен вниманием.

Всем нравилась наша демо-запись — и, видимо, то, что в ней присутствовала какая-то музыкальность, а кроме того то, что она была сделана на английском языке, и сыграло свою роль.

И это помогло группе сделать то, что было задумано, в частности, обратить на себя внимание и в дальнейшем подписать контракт и все, что за этим следует.

Но это было лишь полдела; ведь на Западе многие подписывали контракты, в том числе и из России.

Важно не столько подписать, сколько довести его до логического завершения.

И нам приходилось много работать в западных студиях с известными продюсерами, применяя свои знания и многому учась у них.

Кто из музыкантов заметно повлиял на твое творчество? — Очень трудно всех перечислить.

Я слушаю много музыки и на меня повлиял огромный спектр групп и исполнителей.

Это множество групп, играющих тяжелую музыку, джаз, фьюжн, а также инструментальную музыку... И, конечно, классика.

Первые ваши совместные выступления с западными исполнителями, как, например, с группой «Scorpions» или фестиваль в Лужниках, принесли вам какие-нибудь открытия?

— В выступлениях с группой «Scorpions» мы открыли для себя очень высокий уровень профессионализма в отношении «продакшна» на сцене.

Мы даже не знали, что такое может быть.

Потом, несколькими годами позже, это для нас стало нормой, но тогда это было просто фантастично.

Все музыканты и, что немаловажно, весь обслуживающий персонал группы были людьми высочайшего, профессионального уровня, и вся команда работали буквально как швейцарские часы.

В Америке мы работали с разными продакшн-компаниями, и, я скажу, далеко не каждая могла похвастаться таким уровнем технического персонала, который имела группа «Scorpions».

Их немецкая педантичность проявляла себя во всем.

А что касается выступления на фестивале в Лужниках, то я думаю, что это был первый печальный опыт, который показал, что перед концертом нужно... репетировать.

Для наших репетиций арендовали огромный самолетный ангар, и я помню, как мы теряли время — сутки проводили за программированием гитарных эффектов и клавишных вместо того, чтобы просто играть.

Чего мы там только не делали, в основном занимались чисто техническими вопросами, и конечно, от таких «репетиций» мы чувствовали себя не очень уютно на сцене.

Впоследствии мы учли свои прошлые ошибки. Когда мы жили в Нью-Йорке, мы снимали комнату за 8—10 долларов в час, в которой стояло все, что нужно для репетиции, и помню, как мы репетировали целыми неделями.

Вот это была настоящая работа.

После пары недель таких репетиций мы поехали в европейский тур и стали уже совершенно другой группой.

Думаю, что надо меньше думать о «продакшне», а больше о музыке.

А вообще как вы попали в Америку?

— Во многом повлияла на наш приезд в Америку наша первая демо-запись,о которой я уже вспоминал.

Мы тогда сотрудничали со Стасом Наминым, и он возил с собой целый набор демо-записей.

У него был свой музыкальный центр, в котором работало около пятидесяти групп, и естественно, задачей продюсера является представлять тот материал, который он имеет.

Ситуация была благоприятная: перестройка, конец холодной войны, но все же, я думаю, главную роль сыграла именно наша музыка, которая соответствовала уровню западных групп.

В общем, Стас отвез нашу запись в Америку и те, кому он показал ее, отметили по крайней мере несколько песен, потому что они были вполне современными в музыкальном отношении.

Это и помогло нам подписать контракт.

Фирма обратила на нас внимание, все очень быстро закрутилось.

Волна интереса к России тоже, вероятно, повлияла, но, думаю, в нашем случае не это было главным.

В то время возможность была предоставлена всем нашим группам, но, как я уже говорил, контракт — это только полдела.

Тебе дается возможность, а дальше все зависит от тебя. И если ты не используешь предоставленное время как надо, значит, у тебя не будет шансов.

Расскажи, пожалуйста, подробнее о ваших выступлениях в Америке и Европе.

— Об этом можно долго рассказывать, так как по Америке у нас было два больших турне.

Почему-то так сложилось, что мы были не открывающей группой, а headliner'ами; перед нами работали по две-три американских группы.

Мы полностью объехали США, и после этого нам устроили второй тур, который был уже «хронологическим», что ли.

С нами ездила телевизионная компания, которая параллельно снимала телевизионное шоу.

Оно выходило каждую неделю. «А вот группа «Gorky Park» в Аризоне, а вот она в другом штате»,— это был целый сериал.

Каждую неделю по американскому TV, полчаса или минут сорок, все это показывали.

То мы в ковбойском городе стреляем друг в друга, то мы скачем на мустангах, или мы в Луизиане плывем вместе с крокодилами на плоской лодке и на крокодиловой ферме суем им пальцы в рот и тому подобное.

Так мы два раза объездили Америку, и второй тур у нас закончился большим концертом в «Дайтона Бич», где проходят гонки.

Мы играли прямо на пляже, там было и «MTV», и все такое прочее.

Это был 90-й год. Концерты продолжались и после тура, но дальше началось то, что мы называем «хождением по мукам» и чего, наверное, никто в этом бизнесе не избежал.

Получилось так, что наш альбом пошел во всех странах, где-то больше, а где-то меньше, а кое-где успехи были просто феноменальные.

Например, в скандинавских странах и особенно в Дании: это такая редкая страна, где очень трудно добиться успеха.

Свой первый альбом мы записывали с продюсером Брюсом Фэйрбэйрном — к сожалению, он умер полгода назад.

До нашего с ним знакомства он продюсировал таких известных исполнителей, как «Aerosmith», «Bon Jovi», Bryan Adams, «AC/DC», «Scorpions» и других.

Последний альбом, который он сделал перед смертью, был альбом группы «Kiss».

Так вот, когда мы с ним записывались, он пригласил нас к себе домой на обед. И мы очень удивились, когда, войдя к нему в дом (а мы бывали у многих артистов), мы не увидели обилия платиновых дисков на стенах, хотя у него должно было их быть очень много.

Из всей коллекции на стене была только одна золотая маленькая пластинка с красным флажком и белым крестом.

Это была пластинка из Дании. Мы спросили, где его пластинки.

Он ответил, что все они в подвале его дома. А почему эта весит здесь? Он ответил, что Дания — такая страна, где вообще невозможно получить никакой награды, и поэтому эта пластинка весит тут, как реликвия.

Как ни странно это, но у нас именно в Дании был просто бешеный успех.

В то время были очень популярны такие группы, как «Guns'N'Roses» и другие.

И вдруг мы побиваем тиражи этих групп, и наш альбом находится девять месяцев в «Top-5».

Когда мы приехали на гастроли в Данию, то не ожидали, что нас будут так принимать.

Мы давали концерты в разных странах, но здесь было все иначе.

В первые дни наших выступлений зрителей была одна-две тысячи.

Но когда вдруг два дня подряд мы собираем 25 и 16 тысяч, а потом играем headliner'ами на фестивале для 70 тысяч человек, а на следующий день выступаем в девять часов утра, где нас слушает 50 тысяч и узнаем, что продано еще 13 тысяч дополнительных билетов... Конечно, для нас это был ошеломляющий успех, но несколько непонятный, и мы это все воспринимали так, как будто он существует независимо от нас.

Как вам работалось с американскими продюсерами?

— С каждым по-своему интересно.

Например, Фи Уэйбилл (Fee Waybill) — певец из группы «Tubes», кстати, очень забавный человек, пригласил к нам на запись певца Ричарда Маркса (Richard Marx) и гитариста Стива Лукатера (Steve Lukather).

С ним было просто весело.

Мы занимались своим делом, записывали музыку, а он сидел у телефона и занимался своей продюсерской работой.

Брюс Фэйрбэйрн (Bruce Fairbairn), как это ни покажется странным, дал нам абсолютную свободу; иногда он мог зайти и показать правильный акцент певцу, а в основном он ходил тренироваться в футбольную команду своего сына.

Хотя, когда он работал с «Van Halen», то был очень жестким, вел себя просто как деспот (нам об этом рассказывала наш road-менеджер, она дружила с музыкантами из этой группы).

Эрвин Маспер (Erwin Musper) — совершенно другой человек.

Он принимал непосредственное участие в сведении наших альбомов.

У него свой подход и огромный опыт в работе со звуком, и я у него многому научился.

Более того, он ничего от меня не скрывал и на каждый мой вопрос давал абсолютно развернутый ответ.

Я почерпнул у него профессиональные приемы, которыми владел только он.

Много раз бывая в студиях с разными звукорежиссерами, я не видел, чтобы кто-то применял приемы, которые так существенно, глобально отражались на характере звука и формировали его.

С ним было очень интересно работать.

Что запомнилось интересного от работы с музыкантами — мировыми звездами?

— Стив Лукатер — очень хороший музыкант, и мы до сих пор с ним в дружеских отношениях.

Последний раз мы встречались года полтора или два назад в Таллине.

Мы провели вместе два дня.

Стив привез с собой целый рэк гитарный обработки величиной, наверное, с холодильник.

Когда он мне показал свой set-up в Таллине, он был совершенно другим, по-своему настроенным, от того, что я видел раньше, не осталось ничего.

Но когда он приехал к нам записывать гитару, его огромный рэк был полностью подключен, т.е. запись он делал на «сведенном» звуке.

Когда мы его спросили, может ли он убрать дилэй, мы потом его добавим на сведении, он ответил, что никому не доверяет, особенно звукорежиссерам.

Вот главная особенность этого музыканта — записывать на пленку уже полностью обработанный звук.

На сведении только устанавливается баланс, уровень громкости.

Звук гитары записался прекрасно.

Стив очень эмоциональный музыкант, вся его игра строится на эмоциях, хотя он довольно техничен.

Потом он услышал одну нашу песню, которая не вошла в альбом, а была «бонус треком» и на ней играл Двэйзил Заппа.

А Двэйзил в ней использовал модные гитарные приемы, и Стив, играя коду песни, сыграл все то же самое, как бы шутя, только гораздо интереснее.

Он очень общительный и душевный человек, такой «рубаха-парень».

Аллан Холдсуорт — это полная противоположность Стиву.

В игре Аллан тоже очень эмоционален, но по-своему.

У него есть такой внутренний контроль и градации своей игры, которые понимает только он.

Один из дублей гитарного соло он сыграл как вихрь.

От начала и до конца.

Я смотрел в это время на его лицо — оно было словно окаменевшее.

Но когда он закончил, то сказал: «Нет, я так больше не могу. Я привык работать в студии один».

Я сказал: «Аллан, нет проблем».

Мы оставили его в студии, а сами пошли в кино.

Когда мы вернулись, он сидел счастливый и пил пиво.

Мы прослушали, что он записал — прекрасно.

Алан говорит: «Вот в этом месте я не доиграл. Там три квадрата, два я сыграл, а один —нет. Нужно там играть?»

«Да, конечно, это же кульминация, здесь надо доиграть», — ответили мы.

«Ну, хорошо, тогда ты меня подключи». Я подключил его, и мы стали смотреть, как он будет играть.

И ему опять стало не нравиться все, что он записал.

Но один из дублей он сыграл просто гениально, и я ему сказал, что эту дорожку трогать не буду.

И хотя он хотел переиграть это место, все же я настоял на сохранении того дубля, а ему предложил записать еще один, теперь уже то, что он хочет.

Мы опять оставили его одного, чтобы он чувствовал себя комфортно.

Минут через пять Алан пришел и сказал, что все сыграл.

Вот так, в уединении, он лучше чувствует себя при работе в студии.

И когда я послушал то, что он сыграл, я сказал: «Aллан, ты сыграл филигранно, но вот послушай свою предыдущую запись».

Он согласился: «Да, она гораздо эмоциональнее».

«Давай ее тогда и оставим?» «Нет, — ответил Аллан. — Ты видишь, вот четырнадцатая и пятнадцатая ноты, там должен быть бемоль, а я сыграл чистую ноту».

Хотя мы этого и не услышали, и так все было хорошо.

Правда, потом я нашел эти ноты и сказал Аллану, что на сведении я ее возьму из того дубля, в котором он сыграл бемоль.

Он говорит: «Хорошо, только дай мне обещание, что ты это сделаешь.»

Я сдержал свое слово.

Теперь хочу сказать немного о Фрэнке Заппе.

Он был нашим настоящим другом и много помогал нам, постоянно заботясь о нас.

Всегда приглашал нас к себе домой на все праздники, зная, что у нас нет семей.

Он давал нам потрясающие, просто бесценные профессиональные советы.

Мы очень благодарны ему за это.

И даже будучи совершенно больным, он сделал нам монтаж записи «Moscow Calling», а потом отправил ее в Лондон.

Последние годы своей жизни он был тяжело болен и занимался только классической и экспериментальной музыкой.

Вы были участниками NAMM Show.

Расскажи об этом.

— Мы много раз участвовали в этих выставках.

В первое наше появление на выставке нас просто водили по ней, как... верблюдов что ли.

Наша первая пластинка к тому времени еще не поступила в продажу, но все уже о нас слышали.

Нас привезли в Чикаго и водили по выставке, показывая разное оборудование.

Конечно, все нам было интересно.

Там мы встретились со многими известными музыкантами, нас знакомили с ними.

А вот во второй раз мы попали на NAMM Show уже как известная группа, которая к тому времени была в хит-парадах и на MTV.

Многие фирмы хотели нас использовать в рекламных целях. Один раз я, например, сидел на стенда фирмы Kramer в окружении своих гитар (в форме балалайки) и раздавал посетителям автографы.

Когда мы гуляли по выставке, все фирмы нам предлагали свою аппаратуру.

Даже фирма Marshall, которая обычно не дает никому свою аппаратуру бесплатно, подарила нам целый комплект. Тоже сделала и фирма Ampeg.

Проблем с аппаратурой у нас не было.

Многие группы на выставках сразу объявляют, чтобы им ничего не предлагали, так как им уже некуда все это добро ставить.

Но поначалу мы не отказывались от таких подарков.

Следующее наше посещение выставки было очень продуктивным для нас.

Несколько раз у нас проходили unpluged-выступления (акустические. Прим.ред.) с элементами фьюжн на стендах фирм Landola guitars, Kurzweil и других.

Принимали нас очень хорошо.

Наконец, мы подошли к самому интересному для тех, кто хотел бы узнать о твоих гитарах, усилителях, эффектах и работе в студии и на концертах.

Расскажи, как ты начал искать свой звук и стиль игры?

— Я думаю, наверное, жизнь как-то помогла.

Мне нравились определенные виды звука.

Например, звучание скрипки — оно мне нравилось всегда, так как в детстве я занимался именно этим инструментом.

В молодости мне нравился звук Джимми Пейджа и Брайана Мэя.

Потом мне нравился звук Эдди Ван Халена и Аллана Холдсуорта на его ранних альбомах.

Со временем все это и сформировало мое представление о хорошем звуке.

Короче, мне нравится экспрессивный звук, обладающий эмоциональным потенциалом.

Мне необходим звуковой диапазон эмоций на гитаре.

На концертах я в основном использую гитару, которую мне сделал мастер Игорь Барбашов.

Я также использовал гитары фирмы Kramer, которые специально для меня были сделаны в форме балалайки, но не из-за их внешнего вида, а потому, что они очень хорошо звучали: за счет большого корпуса получался огромный резонанс.

На этих гитарах я записывал и первый, и другие альбомы.

В студийных записях я сейчас использую в основном старый Gibson ES-335.

У этой гитары совершенно необыкновенный звук, он очень широкий за счет того, что она полуакустическая и на ней стоят ее родные старые звукосниматели.

А как ты подходишь к выбору гитары?

— Обычно я беру гитару и без всякого ее подключения просто играю на ней и слушаю, как она резонирует.

И если, что называется, она поет в руках, то значит, все в порядке.

Потом включаю ее в усилитель и слушаю на чистом звуке.

Но если слышно, что гитара и без подключения имеет «ватное» звучание и оно быстро гаснет, то можно даже и не пытаться ее подключать.

Есть ли у тебя любимые гитары?



— Сейчас мне очень нравится играть на Gibson ES-335.

Но я также люблю хорошие гитары фирмы Fender, разных моделей Stratocaster,Telecaster, неплохая модель Jaguar — на ней стоят звукосниматели, которые создают широкий звук.

Из звукоснимателей мне также нравятся sing-coil фирмы Gibson — у них мощный «сырой» звук.

И еще у меня есть один инструмент, который мне нравится, но на нем я играю весьма редко.

Это слайд-гитара, тоже фирмы Gibson, выпуска 40-х годов.



Что ты используешь из устройств обработки звука?



— Для студийной работы я использую процессор фирмы t.c.electronic, модель G-Force, а на концертах t.c.electronic 2290.

В своей основе он имеет дилэй, а также пять loop'ов, которые мне необходимы для коммутации разных блоков.



Например, я люблю использовать wah-педаль, ее звук должен быть совершенно дискретным, независимо от того, в какой последовательности я включаю разные эффекты.

Если включить «квакушку» напрямую в усилитель, то при ее отключении в прямом сигнале, проходящем через педаль, будет потеря уровня и изменится частотная характеристика, а звук станет мутным и непонятным.

Хотя мне очень нравится Crybaby wah-wah, но она может посадить общий сигнал.

Тогда нужно будет делать компенсацию, но характер звука уже будет другим.

Почему-то при прохождении через схему «квакушки» меняется окраска звука.

И чтобы этого избежать, нужно вводить педаль wah в цепь, вводя и выводя ее как элемент, то есть она должна быть включена последовательно, но вводиться параллельно.

Таким же образом я поступаю, если мне, например, необходимо включить эквалайзер или еще что-нибудь.

Как раз для этого очень хорошо использовать loop'ы.



Расскажи, пожалуйста, подробнее об отстройке твоих усилителей.

— У меня было много различных усилителей, таких, как Rivera, Soldano, Kascha и другие.

Но больше всего мне понравился Marshall 900-й серии.

А повлиял на мой выбор гитарист Зак Уайлд (Zakk Wylde).

Как-то раз я ходил на концерт Оззи Осборна, и мне очень понравилось звучание гитары.

После выступления я подошел к Заку и спросил, что он использовал.

Он сказал, что гитару Gibson и усилитель Marshall 900-й серии.

И я решил попробовать — так и оказалось, звук был именно такого характера.

Я купил себе такой же усилитель и отработал с ним несколько туров, и мне он очень нравился.

Иногда я «химичил» и для чистого звука использовал усилитель Fender, он стоял у меня в рэке с отключенной колонкой, так как будто было замкнуто сопротивление.

А для основного звука я использовал, конечно, Marshall.

Перед тем, как мы начали записывать альбом «Stare», я от кого-то узнал или прочитал, сейчас точно не помню, что нужно сделать к усилителю beaf???.

И я начал узнавать, где это можно реализовать.

Меня отправили сначала в сервис-службу Mesa Boogie, но у них оказался выходной день.

Тогда мне нашли телефон мастера с фирмы Groove Tubes.

Я позвонил туда, и мне сказали, что это можно сделать.

На фирме я познакомился с мастером, который занимается отстройкой и модификацией усилителей.

Его звали Wizard (Мудрец).

Он был родом из Канады, из города Ванкувер.

Оказалось, что он десять лет работал на фирме Marshall и делал заказные двухсотватные усилители для группы AC/DC.

Когда я показал ему свои усилители, то он мне сказал, что я не узнаю их звучание.

Он сказал мне, что подбирает лампы EL34 так, чтобы они были парные, и отстраивает их по собственной методике.

Также он что-то еще починил и отстроил.

Потом мы пошли в демонстрационную комнату.

К нам подошел президент фирмы и попросил меня, чтобы я попробовал их усилители.

У них очень хороший чистый звук для игры в стиле кантри, но когда я включил свой усилитель, то действительно его не узнал.

Он звучал чисто, широко и у него был открытый мощный звук.

В нем появилось больше овердрайва, и я понял, насколько это важно — иметь хорошо отстроенный усилитель.

Также для формирования звука я иногда использую разные приборы типа Zoom, который в этом случае устанавливается в рэк, когда мне нужны какие-то специфические эффекты.

Сейчас я применяю POD Line 6, потому что с ним очень удобно работать и он эмулирует звучание различных усилителей, но для его использования нужен мощный усилитель (хотя с ним можно работать вообще напрямую в пульт), так как он плохо работает «с чем попало».



Какое студийное оборудование вы использовали при записи вашего нового альбома?

— В студийной работе постоянно встречаются новые технические разработки.

Например, приборы обработке сигнала.

Но в этот раз мы столкнулись с принципиально новой системой.

Она сейчас уже многим известна и называется Pro Tools, сделана фирмой Digidesign.

Фактически это полная система звукозаписи.

Работать с ней очень удобно, она почти не имеет никаких ограничений, и ее можно расширять до бесконечности.

Такие системы, например, используются для озвучивания фильмов типа «Звездных войн», где одновременно звучит более ста каналов звукозаписи.

Поэтому при озвучивании фильмов всегда используются наиболее сложные системы, которые по своей сложности существенно превосходят применяемые для записи музыки.

Мне кажется, что система Pro Tools — одна из самых прогрессивных на сегодняшний день.

При записи последнего альбома мы как раз с ней и столкнулись.

В работе с этой системой мне помог очень талантливый звукорежиссер, которого зовут Сергей Кузнецов.

Раньше я сильно ощущал отсутствие высоко профессиональных звукорежиссеров, которые хорошо бы делали сведение, потому что если записывать у нас еще как-то научились, то сводить — пока мало.

Как раз Сергей — один из первых высококлассных специалистов, с которым я столкнулся, и он действительно знает, что и как надо делать.

Он идеально знает систему Pro Tools. Эта система настолько гибкая и универсальная, что ее возможности ограничиваются только фантазией человека.

Сейчас на Западе очень много альбомов таких исполнителей, как Bjork и других, полностью сделаны в этой системе.

Это был мой первый опыт работы с ней, и я остался им очень доволен.

Надеюсь, что буду продолжать работать именно в этом направлении.

Запись, сделанная на Pro Tools, звучит, как аналоговая, и качество такое же, разница только в том, что все происходит в компьютере с очень высокой разрядностью.



Читаешь ли ты специальную литературу и какую?



— Я внимательно слежу за развитием компьютерных технологий, потому что если раньше, лет пятнадцать назад, слова «компьютерные технологии» в понятии музыканта не имели ничего общего с записью музыки, а только ассоциировалось с какими-то играми, то на сегодняшний день компьютер, стоящий у музыканта дома, может стать полной рабочей станцией.

Она возьмет на себя процесс от начала записи и до ее сведения.

Все зависит, так сказать, от бюджета и от мощности компьютерной станции, которую музыкант имеет.

Для того, чтобы быть в курсе новых технологий в области звукозаписи, я читаю разнообразные журналы, такие, как «Mix», «EQ», «Electronic Musician», «Homed??? Studio», «Audio Media», «Pro Sound» и другие.

Читаю и наши издания, у нас тоже стали выходить профессиональные журналы, где появляются авторские и интересные переводные статьи.

Интернет также оказывает очень хорошую помощь. Там ты можешь мгновенно попасть на страницы любого журнала или производителя музыкального оборудования, можешь оперативно получить нужную информацию, а иногда и скачивать разные полезные вещи.

И я часто это делаю. Компьютер сегодня — это почти как «собака — друг человека» для музыканта, который занимается написанием песен, аранжировкой или еще чем-нибудь.

Я также, пользуясь случаем, хочу поблагодарить компанию «Rosmail», которая любезно предоставила нам доступ в Интернет.



Теперь давай поговорим о новом альбоме «Gorky Park».

А может быть, и о твоем сольном проекте?

— Мне сейчас трудно говорить о сольном проекте, потому что приходится писать всю музыку для группы.

И большинство моих идей как раз и воплощается в музыке группы.

Я думаю, что если когда-нибудь что и будет, то скорее всего не сольный проект, а саунд-трек для фильма.

Кстати, мне поступило уже несколько подобных предложений.

Наша музыка уже попадала в западные фильмы, а насчет отечественных я не знаю.

Это интересная работа.

И хорошо будет попробовать с инструментальной музыкой, которая была бы объединена с симфоническим оркестром.

С таким звучанием мне интересно будет поработать.

Как раз там можно будет больше применить гитарной игры, т.к. формат группы довольно компактный.



Песня — это своего рода короткометражный фильм, где нужно уложиться в три-четыре минуты и при этом успеть все рассказать.

Хотя в новом альбоме, как и во всех остальных, у нас будут и экспериментальные композиции.

Это первый наш альбом на русском языке, что для нас самое важное: сохранить звучание и стиль группы, а также трансформировать его в сегодняшнюю жизнь.

И чтобы стиль и узнаваемость остались.

Это очень важно для любого артиста или группы.

В группу сейчас входят четыре человека.

За клавишными инструментами — Николай Кузьминых, барабаны — Александр Макин, вокал и бас-гитара — Алексей Нелидов, я — на гитаре.

Кроме этого, я сочиняю музыку, делаю аранжировки и сам пою некоторые песни.

«Продакшн» тоже на моих плечах.

У нас всегда так получалось, что в группе все пели.

И на этот раз у нас в составе все поют.

Мало кто знает, что у Николая Кузьминых прекрасный голос и очень фирменная манера.

Он всю свою юность пел и исполнял музыку таких исполнителей, как «Grand Funk», «Yes», «Emerson, Lake & Palmer».

И он также будет представлен на этом альбоме в новом качестве.

Наконец, я хочу представить нашего певца и бас-гитариста Алексея Нелидова.

У него мощнейший голос, и я бы сравнил его с вокалистом Крисом Корнеллом (Chris Cornell) из группы «Soundgarden».



Ведь группа — это своего рода семья.

Но и в семье бывают разводы, хотя это и нехорошо.

Про группу все говорят, что это прежде всего музыка и свое собственное звучание.

У нас очень много поклонников, и не только в нашей стране.

Достаточно заглянуть на наш американский сайт.

Несмотря на отсутствие уже в течение долгого времени какой-либо новой информации от группы, тем не менее, народ во всю переписывается, и можно понять, что фэнов очень много и их состав интернационален.

А какую музыку ты слушаешь ?

— Когда у меня есть свободное время, я слушаю совершенно разную музыку, которая может быть и современной, и классической.

Когда планируется выпуск нового альбома?

— Сначала должен выйти макси-сингл.

Это будет в начале 2001 года.

На нем будут представлены три композиции, и мы хотим сделать к ним видео.

Первым синглом, скорее всего, будет песня под названием «Сделано в России».

Нам захотелось сделать песню, чтобы она была не конъюнктурной, а отражала нашу жизненную позицию.

Мы прожили довольно большой период времени на Западе и прошли через множество разных перипетий, просто наступает такой момент, когда в жизни каждого человека многое меняется, и при этом происходит переоценка ценностей.

Посмотрите, какие люди вернулись на родину — Солженицын, например.

Хотя он мог бы там жить очень хорошо. В Америке я понял, что Россия — это особая земля, потому что о ней можно говорить бесконечно.

Все, что во мне есть, было дано этой землей, несмотря на то, что я многому научился у западных музыкантов.

Музыка состоит не из этюдов и упражнений, она приходит изнутри.

И вот это самое главное я получил здесь.

У нас абсолютно неправильное отношение ко всему, что здесь в России происходит.

Мы все время почему-то смотрим на Запад, даже не замечая, что там грядет глубочайший кризис, который и не снился России.

К сожалению, вот такая слепота у большей части населения, наверное, и является причиной того, что у нас в обществе такие разногласия.

А ведь все самое ценное на самом деле — здесь.



Алексей, большое спасибо за интересное интервью.

Желаю тебе дальнейших творческих успехов.



— Спасибо. Хочу, в свою очередь, пожелать всяческих успехов редакции и всем читателям журнала IN/OUT.



Беседовал Анатолий АНТОНЮК

Belov Photo 7.

Belov Photo 8.

Дискография:Belov Disks 2.

Belov Disks 3.

Belov Disks 4.

опубликовано: 2008-10-07     публикацию прочитали: / открыто 14505

На главную





Все права защищены. При перепечатке материалов ссылка на www.inoutmag.ru обязательна. журнал IN/OUT. Техника для шоу-бизнеса. Музыкальные инструменты, звуковое оборудование, световое оборудование, техника для DJ, обучение музыкантов, театральное оборудование, механика сцены